На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Немецкая «ливерная колбаса» в большом спросе

В своё время ехидная характеристика украинским послом Андреем Мельником канцлера ФРГ Олафа Шольца наделала много шума. Шольц отказался ехать в Киев, потому что там перед этим отказались принять президента Германии Франка-Вальтера Штайнмаейра. Мол, ишь какой обидчивый, прямо как лопнувшая в кипятке ливерная колбаса.

Так в Германии называют людей, обиженных на жизнь и не дождавшихся своей очереди «быть вынутыми из бульона». Со...

В своё время ехидная характеристика украинским послом Андреем Мельником канцлера ФРГ Олафа Шольца наделала много шума. Шольц отказался ехать в Киев, потому что там перед этим отказались принять президента Германии Франка-Вальтера Штайнмаейра. Мол, ишь какой обидчивый, прямо как лопнувшая в кипятке ливерная колбаса. Так в Германии называют людей, обиженных на жизнь и не дождавшихся своей очереди "быть вынутыми из бульона". Со временем история забылась, но тут появился новый повод поехидничать над немцами. 27 января верховный комиссар по делам беженцев ООН Филиппо Гранди заявил, что Европа должна готовиться к приему новой волны беженцев с Украины. Дисциплинированные немцы сделали под козырек и стали разрабатывать планы размещения новых украинских гостей по немецким городам и весям. Однако неожиданно оказалось, что, похоже, все немцы превращаются в "ливерную колбасу" и обижаются на тех, кто устроил им такое удовольствие. Первыми заявили об этом жители земли Мекленбург-Передняя Померания, ранее входившей в состав ГДР. Там уже решили, что будут принимать украинцев в однополом варианте (только мужчин) и селить их в контейнерах рядом с населенными пунктами. Местные власти ничего не имеют против детей и женщин, но этот контингент создает гораздо больше проблем. Мужчины будут уезжать из деревни на работу (или в военно-тренировочные лагеря), а женщинам и детям подавай больницы, детские сады, школы и кучу других заведений, которые для них не предусмотрены. Однако и этот, казалось бы, по-немецки упрощенный вариант не понравился жителям тех селений, где решено устроить контейнерные поселения. С начала февраля волнуется деревня Упал, в которой проживает около полутысячи жителей. Рядом с ней планируется возвести контейнерные улицы на 400 "гостей", что в корне изменит привычную жизнь обитателей деревни. Известие о прибытии украинцев неприятно взбудоражило местных жителей. Начались протесты, к которым стали присоединяться жители других населенных пунктов. Посреди центральной улицы деревни положили большой муляж мертвого зайца, обозначающий беженца, а прилегающие улицы завесили лозунгами "Протестуем!", "Никакого убежища!", "Нет!". В тот момент, когда решение о мигрантах принималось в окружном правлении, вокруг бушевал митинг. Толпа, состоявшая более чем из 700 человек, собралась перед зданием управы и мешала обсуждению вопроса пронзительными свистками, взрывами петард и поджиганием дымовых трубок. Рядом с мирными демонстрантами собрались представители правоэкстремистских организаций и хулиганы. По мнению полиции, около сотни из них были готовы к применению насилия. 60 полицейских заблокировали подходы к зданию управы, но несколько демонстрантов прорвались сквозь оцепление и попытались ворваться в зал. Полиции пришлось вызвать подкрепление, и лишь когда на подмогу прибыли еще 120 полицейских, попытки штурма были остановлены. В конце концов решение о строительстве контейнерной деревни было принято членами правления с минимальным перевесом голосов. Через неделю глава управы Тино Шуман решил провести общее собрание деревни и сгладить возникшие противоречия Он объявил о собрании в окружном спортивном зале, куда для антуража прибыли министр внутренних дел Мекленбурга-Передней Померании Кристина Пегель, директор полиции, руководительница дома для беженцев и другие чиновники. Однако местные жители, вжившиеся в роль "обиженной ливерной колбасы", не захотели встречаться с начальством, а собрались в здании пожарного депо. Туда же стали прибывать автобусы с жителями соседних деревень. Никто из протестующих не хотел давать интервью журналистам, чтобы не прослыть правым экстремистом, зато они признавались что раньше никогда не участвовали в демонстрациях. "Мы боимся мигрантов, – говорили они, – соотношение сил не соответствует нашим представлениям. В деревню с 508 жителями прибудут 400 мужчин-иностранцев. Мы не хотим, чтобы сюда приехали даже 400 немецких мужчин". Память о насильственных действиях мигрантов с Ближнего Востока в отношении немецких женщин еще не исчезла. А тут сразу такая орава… В Германии наслышаны о том, что пришельцы с Украины считают себя высшей расой, так что на расовый мир рассчитывать не приходится. И это лишь крошечная деревенька Упал. А муниципалитеты городов бывшей Германской Демократической Республики (ГДР) заявили, что больше не могут принимать беженцев с Украины. Магдебург, Гера, Галле, Дрезден, Эрфурт, Хемниц уже достигли предела возможностей по приему чужаков и отказывают в приеме новых переселенцев.   Еще в сентябре прошлого года общее количество беженцев с Украины превышало 980 тыс. человек, увеличиваясь на 875 человек ежедневно. И процесс продолжается. Рядовой немец в массе дозревает до состояния "обиженной ливерной колбасы".
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх